Смелость и трусость
 


Б. Васильев. А зори здесь тихие...

Повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие...» — одно из самых пронзительных по своей лиричности и трагедийности произведений о войне.
Пять девушек-зенитчиц во главе со старшиной Васковым в мае 1942 года на далеком разъезде противостоят отряду отборных немецких диверсантов-десантников — хрупкие девушки вступают в смертельную схватку с крепкими, обученными убивать мужчинами. Светлые образы девушек, их мечты и воспоминания о любимых, создают разительный контраст с нечеловеческим лицом войны, которая не пощадила их — юных, любящих, нежных. Но и через смерть они продолжают утверждать жизнь и милосердие.
Молодые девчонки вырваны из мирной жизни и брошены в ужасы войны. Они по-женски, по-детски беззащитны, неумелы, неопытны.  Вот во время налета «мессеров» убили подносчицу, на похоронах «девчонки ревели в голос».  Не  укладывается встреча со смертью в их радостную молодость!
Легко и наивно они воспринимают испытания. «Захихикали, дуры, - беззлобно, правда, отмечает про себя старшина Васков, обучающий их по-утиному подавать сигналы в лесу.
Собираясь  на ответственное задание,  старшина вынужден учить свой отряд пользоваться портянками: ведь «портянки намотаны, словно шарфики».
Идут они в свой первый бой, не зная об этом и думая об этом, даже не подозревая об опасности.  Хотя первая встреча с войной за хрупкими плечами многих из них уже была.  Рита Осянина  в первые дни войны потеряла мужа: «старший лейтенант Осянин погиб во второй день войны в утренней контратаке». И научилась она ненавидеть «тихо и беспощадно» врагов, разрушивших ее недолгое счастье. У Жени Комельковой маму, сестру и братишку из пулемета уложили – так расстреляли семьи комсостава.  Соня Гуревич из интеллигентной еврейской семьи. Семья осталась в оккупированном Минске.  Только надежда, что могли скрыться, спасала ее от тяжелой тоски. «Ах, заморыш ты воробьиный, по силе ли горе на горбу-то у тебя», - жалеет ее Васков.
По силам ли горе им всем? По силам ли солдатская доля этим хрупким девчонкам? Война об этом не спрашивала.
В команде Васкова пять девчонок-зенитчиц. Среди их особым обаянием выделяется  Женька Комелькова. Она красавица. Девчата восхищаются: «Русалка! У тебя кожа прозрачная! Тебя в музей нужно! Под стекло на черном бархате!» а ее швырнули в войну.  Общительная, озорная, артистичная, смелая, поистине героична. Она не раз выручала своих подруг, старшину Васькова. Сцена купания в озере  под дулами немецких автоматов – это настоящий героизм. Ведь она понимает, что в любой момент в нее могут выстрелить, но до конца смело и отчаянно играет свою роль. Только Васков, заглянувший ей в лицо, увидел, что «она улыбается, а глаза, настежь распахнутые, ужаса полны, как слезами».  
Потом она поможет Васкову одолеть немца, добивая его прикладом своей винтовки.
Нет, не женское это дело – убивать! Потом «ее тошнило, выворачивало, и она всхлипывала, все кого-то звала. Маму что ли…». Так она переживает свой подвиг. Как и ее подруга, Рита Осянина, впервые расчетливо и умело убившая немецкого парашютиста,  всю ночь не спала – «трясло ее!»
Но мир повернулся так, что смерть стала рядом. Пришлось убивать, пришлось дерять подруг, погибать самим. Младший  сержант Рита  Осянина  ранена осколком гранаты в живот. Она понимает, что рана безнадежна, и мужественно выбирает смерть.
А отчаянная Женька не верит в смерть – ни в свою, ни в Ритину. Женька ничего не боялась и в счастливое беззаботное время: «скакала на лошадях, стреляла  в тире, сидела с отцом в засаде на кабанов, гоняла на отцовском мотоцикле по военному городку…». А в своем последнем бою смело и отчаянно уводит в лес немцев – подальше от раненой Риты. «Она верила в себя и сейчас, не на мгновенье не сомневаясь, что все окончится благополучно. Ведь так глупо, так несуразно и неправдоподобно умирать в девятнадцать лет…».
Страшно погибает Лиза Бричкина – тонет в болоте, не выполнив поручения Васкова.  Очень жаль эту девушку из глухого брянского уголка. Молодость ее прошла в одиночестве. Все 19 лет она прожила в ожидании завтрашнего дня. Ей так хотелось ласки, заботы, любви. Как искренне она влюбилась в старшину Васкова. И эта мечта не сбылась.
Можно ли считать героями Соню Гурвич и Галю Четвертак? Симпатии автора к ним несомненны. «Отличница, круглая отличница и в школе и в институте», - вспоминают о ней подруги после ее гибели. Умненькая девочка читает наизусть Блока, знает немецкий язык. Нет в ней физической силы: гнется как тростинка, голосок писклявый. Но сколько в ней женской доброты, человеческой чуткости. Когда есть из одного котелка со старшиной Васковым, норовит подбросить ему «самое варево». И погибает она, когда бежит за забытым кисетом старшины.
По-особому жалеет автор и Галю Четвертак. Вся она такая «худющая, востроносая, косички из пакли и грудь плоская, как у мальчишки», «замухрышка».  И неумеха. Сапог в болоте потеряла, простудилась. Она фантазерка и даже вруша. Врет, что ее мама- медицинская сестра, а сама из детдома, подкидыш.  В первом бою испугалась настолько, что и выстрелить ни разу не смогла». Подруги ее даже за это судить собрались. Но и второй свой бой она не выдержала – просто не вынесла присутствие немцев рядом!
Но мудрый старшина Васков защищает и ее: «Трусости не было»., «Погибли наши товарищи смертью храбрых. Четвертак – в перестрелке, а Лиза Бричкина  в болоте утопла…»
Остальных немцев пленил Васков, личность незаурядная, великодушная, героическая. С нелегкой личной судьбой. Человек «почти без образования», но такой мудрый по-житейски, огромной человеческой доброты.   Заботливый, внимательный к своим зенитчицам, подмечает и поддерживает их настроение. Свою шинель отдал больной Четвертак, вступается за нее, когда девчонки собираются судить ее за трусость. Каждую понимает, каждую жалеет.
Он опытный воин: все правильно рассчитал, сумел одолеть с отрядом болото, взять удар на себя. Не предвидел он только, что вместо двух диверсантов, как донесла Рита, отряд наткнется на 16 автоматчиков –здоровенных мужчин. Но отступать Васков не собирался.
«Одно знал  Васков в этом бою: не отступать. Не отдавать немцам ни клочка на этом берегу. Как ни тяжело, как ни безнадежно – держать… И такое чувство у него было, словно  именно за его спиной вся Россия сошлась, именно он, Федот Евграфыч Васков, был сейчас  ее последним  сынком и защитником. И не было во всем мире больше никого: лишь он, враг да Россия».
Один берет в плен оставшихся четырех немцев. Вместе с пятью девчонками он, сам тяжело раненный,  одолел вооруженный фашистский отряд. После войны он станет отцом для сына погибшей Риты Осяниной.
А зори здесь тихие…  Так восторгаются и рыбаки тишиной озера.  Но чтобы наступила эта тишина, какую цену пришлось заплатить нашим людям.

 

© МБУ ВМ ЦБС р.п.Чегдомын, 2011-2018

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru