«Равнодушие и отзывчивость»

Чехов А. П. «Палата № 6»
«Палата № 6» - произведение огромной обобщающей силы. В ней нашло отражение уже ранее намеченное Чеховым сопоставление двух контрастных отношений к миру: активного и пассивного, полного борьбы и протеста и созерцательного, примиренного. Главная коллизия произведения – споры философского характера героев Рагина и Громова: должен ли человек реагировать на «боль», подлость, мерзость», естественна ли борьба, протест и в этом ли смысл жизни? или уделом человека должно быть подчинение злу, смирение перед ним?
Иван Дмитриевич Громов болен, заключен в клинику для душевнобольных. Но его болезнь  - реакция чуткого человека на страшные условия действительности. Доктор Рагин создал свою философскую систему, оправдывающую равнодушие: «Зачем бороться со злом, зачем мешать людям умирать, если смерть нормальный и законный конец каждого?» он старается примирить Громова со страданием, с побоями сторожа Никиты. И только через собственные страдания он смог почувствовать жестокость своего поведения. Сам оказавшись в палате для больных, Андрей Ефимович, хотя и уверял себя, что… «в тюрьме нет ничего особенного…, вдруг почувствовал такое отчаяние, что ухватился обеими руками за решетку и изо всей силы потряс ее. Крепкая решётка не поддалась».
Рагин на опыте убеждается в бесчеловечности своей философии. «…В голове его, среди хаоса, ясно мелькнула страшная , невыносимая мысль, что такую же точно боль должны были испытывать годами, изо дня в день эти люди, казавшиеся теперь  при лунном свете черными тенями. Как могло случиться, что в продолжение  больше чем дводцати лет он не знал и не хотел знать этого?.. Совесть, такая же несговорчивая и грубая, как Никита, заставила его похолодеть от затылка до пят…»
В «Палате № 6» общество вскоре увидело критику философии равнодушия, осуждение пассивности и созерцательности.

Источник:
Кулешов, В. И. Жизнь и творчество А. П. Чехова: Очерк / В. И.Кулешов – М.: Дет. лит., 1982. – 95-97
Сергиенко, Т. С. А. П. Чехов. Биография: пособие для учащихся. – Л.: Государственное учебно-педагогическое изд-во, 1963. – 85-87


А. Сент-Экзюпери  «Маленький принц»
Философская сказка «Маленький принц» является поэтическим выражением идей писателя.
Маленький обитатель планеты астероида В-612 неожиданно появляется перед летчиком, потерпевшим аварию в песках Сахары. Летчик, возможно, обреченный на гибель и страдающий от жажды, находит в Маленьком принце друга, избавившего его от одиночества. Малыш-принц оказал летчику духовную поддержку. В течение недели, понадобившейся, чтобы починить самолет, он внушает летчику веру в жизнь.
Маленький принц олицетворяет в сказке те человеческие качества, которые придают смысл и содержание человеческой жизни. у него доброе сердце, разумный взгляд на мир. Малыш трудолюбив, постоянен в своих привязанностях, лишен всяких агрессивных или алчных стремлений. Из рассказов Малыша мы узнаем о его маленькой планете и о его странствиях с птицами по другим мирам. На различных планетах Малыш видел много людей, посвятивших свою жизнь неразумным целям. Это король, который правит миром, никем не управляя, Честолюбец, упоенный своим тщеславием, горький пьяница, «деловой человек», занятый бессмысленным подсчетом звезд. Жизнь взрослых вообще кажется Малышу неразумной. Ведь призвание человека – лишь в бескорыстной любви к тем, кому ты нужен. Так Малыш любит выращенный им цветок розы. Он научился приучать зверей. Он легко заводит друзей, честно выполняет разумные обязанности, возложенные на человека жизнью. Жизнь дана человеку, чтобы прожить ее с другими людьми, прожить не бесполезно – такова мораль сказки «Маленький принц».

Источник:
Зарубежная литература: пособие по факультативному курсу для учащихся VIII – X кл. /Под ред. С. В. Тураева. – 4 изд., дораб. – М.: Просвещение, 1984. – С. 253-254

 

А. Алексин «А тем временем где-то»

В повести «А тем временем где-то» Анатолий Алексин ставит своего героя в самую гущу «взрослых отношений», заставляя решать сложнейшие нравственные проблемы.
Шестиклассник Сергей Емельянов получил случайно письмо; оно было адресовано его отцу, тоже Сергею Емельянову, поэтому парень и прочитал его.  И узнал, что где-то рядом у незнакомой женщины случилась беда.
Первое желание, которое появилось у Сергея по прочтении письма, - защитить отца и маму от каких-то жестоких случайностей. Он не мог обратиться за советом, как обычно, ни к бабушке, ни к своему другу Антону. «Я решил сам защитить наш дом, - говорит Сергей, - а заодно и свое спокойствие, свою душевную беспечность, ценность  которой сразу необычайно поднялась в моих глазах.
Вот первый порыв молодого героя повести: оградить себя и свою семью от излишнего беспокойства. Рассказывает обо всем этом уже повзрослевший девятиклассник Сергей Емельянов, который понял истинный смысл образцовой семьи и мучительно проделал большой путь в нравственном своем  развитии.
Образцовая семья… Родители Сергея аккуратно посещали все родительские собрания, вовремя расписывались в дневнике, вели в школе спортивный кружок и, как говорил учитель-зоолог, были «истинными друзьями школьного коллектива».
«Образцовая семья!..» - со вздохом и неизменным укором в чей-то адрес говорили соседи, особенно часто женщины, видя, как мама и отец по утрам в любую погоду совершают пробежку вокруг двора, как они всегда вместе, под руку идут на работу и вместе возвращаются домой». На воскресник они приходили первыми и уходили последними.
«Да, - говорит Сергей Емельянов о своих родителях, - все в жизни они делали как бы с перевыполнением. И это никого не раздражало, потому что все у них получалось естественно, словно бы иначе и быть не могло. Я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете!»
Анатолий Алексин ставит  перед собой трудную психологическую задачу: сигнал о чужой беде приходит в «образцовую» семью Емельяновых, которые до того момента жили размеренно, по плану, правильно и старательно избегали «нечеткости» в чем бы то ни было.
Но в самом начале повести появляется маленькая диссонирующая нота, которая вносит нечто живое в этот раз и навсегда заведенный распорядок семьи Емельяновых. Внутреннее сопротивление «четкому» образу их жизни идет от бабушки Сергея Емельянова. Недаром «родители то и дело обвиняли нас обоих в нечеткости: мы нечетко дышали во время гимнастики, нечётко сообщали, кто звонил маме и отцу по телефону и что передавали в последних известиях, нечетко выполняли режим дня».
Шестиклассник Сергей не всегда понимал отношение бабушки к его родителям, но что-то его настораживало. Конечно, бабушка была рада за свою дочь, но «как и я, говорит Сергей, - то и дело опрокидывала законы наследственности».
Когда родители уезжали в командировку, они регулярно, каждый день, посылали домой письма, «соблюдая строгую очерёдность: одно письмо от отца, другое – от мамы, одно – от отца, другое – от мамы… Порядок ни разу не нарушался. Бабушка по этому поводу сказала внуку однажды: «Фантастика!..  Хоть бы раз перепутали очередь!..»  Сергей хотел знать: восторгается бабушка его родителями или в чем-то упрекает их.
И  вот в такое образцовое благополучие врывается сигнал бедствия, полученный шестиклассником Сергеем. До того дня жизнь казалась ему настолько простой и ясной, что он редко в чем-нибудь сомневался. Сергей решает, что он просто зайдет по указанному адресу и, приняв гордую позу, вернет письмо. Но, прочитав на дверях квартиры фамилию женщины, пославшей письмо, он «сразу сник, присмирел». Ее фамилия тоже была Емельянова. «Что за странное совпадение? – изумляется Сергей. – Так, может быть, она просто папина родственница? Двоюродная сестра, например? А я о ней ничего не знаю.. Забыли мне рассказать о ней – что ж тут такого? Может быть, у нее нет ни родителей, ни мужа, ни ребенка, и поэтому мой отец – самый близкий  для него человек? Это вполне возможно. Конечно, это так и есть!».
Психологически правдива одна небольшая деталь. Готовясь к встрече с незнакомой женщиной, покушающейся на спокойствие Емельяновых, предполагая борьбу, уговоры, Сергей ни разу за весь день «не подумал о строчках, которые были в письме главными, ради которых и было написано письмо: «Мне сейчас очень худо, Сережа. Хуже, чем было в тот мартовский день.. Со мной случилась беда». Но, даже вспомнив наконец о чужой беде, Сергей решает просто сказать незнакомой Н. Емельяновой, что «отца нет в Москве, и все. Чтоб не ждала».
Однако встреча с Н. Емельяновой нарушила благопристойные планы  Сергея. Первое, что он увидел в комнате Нины Георгиевны, была фотография отца. Но такого, каким Сергей его никогда не видел. Раньше он знал здорового, жизнерадостного, уверенного в своей силе отца. «Он смотрел на меня не своим обычным  спокойным или уверенно-жизнерадостным взглядом, а глазами растерянными, словно ищущими чьей-то помощи… И одет он был совершенно неузнаваемо… Какая-то  помятая косоворотка с незастегнутыми верхними пуговицами. Косоворотка морщилась, потому что была велика для отцовской шеи, которая никогда прежде не казалась мне такой беззащитно-тонкой».
Парень догадывается, что Нина Георгиевна, близорукая, бледная, утомленная женщина, когда-то была женой его отца. Она его в годы войны выходила после опасной контузии, по существу спасла. И, вернувшись домой, Сергей впервые в жизни вдруг почувствовал, что ему как-то неприятно стало видеть фотографию на стене, изображающего хохочущего отца. Впрочем, на следующий день Сергей вспоминает, что даже не спросил у Нины Георгиевны, какая у нее случалась беда…
Герой еще бодрится, надеется, что все у него будет по-прежнему. Но странно: мамины слова в письме «Все снова будет прекрасно!» не вызвали у него обычной радости. Парень вдруг ощущает, что какое-то «незнакомое чувство мешало… радоваться этим словам».
А. Алексин внимательно исследует глубинные психологические сдвиги в сознании Сергея, помогает нам увидеть, как мальчишеское сердце, вначале наглухо  изолированное от забот внешнего мира, неспособное сочувствовать чужому горю, вдруг приоткрывается навстречу незнакомым людям и вбирает в себя их переживания и заботы.
Сергей Емельянов хочет разобраться в сложной путанице людских отношений, с которой он впервые встретился. Отец называл мать своей первой любовью; значит, Нину Георгиевну он не любил? Но в тяжёлый для отца час эта беззащитная, слабая, такая красивая душой женщина очень много сделала для него – раненого, больного… Нина Георгиевна помогла ему закончить вечерний институт, встать прочно на ноги. Потом они расстались. Нина Георгиевна говорит, что «это можно понять»: ведь она была намного старше отца.
Сергея раздражает безграничная доброта и душевная мягкость этой женщины. Даже в той беде, в какой она оказалась сейчас, Нина Георгиевна не возмущается, не протестует, она молча принимает удар судьбы….
От Нины Георгиевны уходит ее сын Шурик, которого она растила и воспитывала 14 лет. Она взяла его в детском доме, усыновила, и после ухода Сергея Емельянова – отца, Шурик был для нее единственно близким человеком.
«Тогда, много лет назад, мне было трудно. Но сейчас еще хуже… Все-таки он был моим сыном. А теперь оказалось, что он не мой. Вторая потеря в жизни… Тогда я была еще молодой, были надежды. А теперь ничего уже нет. Приговор окончательный – одиночество». Нина Георгиевна говорит об этом Сергею, как бы рассуждая сама с собой.
Оказывается, приемный сын Нины Георгиевны вырос мелким, подленьким человеком. А. Алексин сводит двух младших Емельяновых, Сергея и Шурика, в диалоге, происходящем в комнате Нины Георгиевны. Шурик пришел, чтобы  в отсутствие своей «бывшей» матери собрать бельишко, вещи, книги. Он говорит: «Я должен исчезнуть из этого дома и не напоминать о себе. Так Нине Георгиевне будет гораздо легче.  Если собаке хотят отрубить хвост, это надо делать в один прием. Так сказал мне отец. А есть, говорит он, добрые люди, которые рубят хвост в десять приемов, по кусочкам. И думают, что так благороднее. Поэтому я и не приходил… Сейчас вот уйду, а потом напишу письмо. Прощаться с глазу на глаз – это невыносимо».
Шурик четко излагает свое отношение к Нине Георгиевне. Он уверенно говорит Сергею: «Она меня очень любит… И я ее тоже очень люблю. Хотя она странный человек. Не от мира сего, то есть не от того, в котором мы с тобой проживаем. Добрая очень… И меня бы испортила своей добротой, если бы я не оказывал сопротивления. Это было мне нелегко, – он вздохнул, словно бы жалея себя за то, что к нему были слишком добры. – У нас даже бывали конфликты. Сейчас, когда я узнал своего отца, я понял, что во мне от рождения – отцовский стержень. Это меня и спасло».
Писатель нигде не называет Шурика подлецом, хотя тот откровенно подличал в школе по отношению к Нине Георгиевне (она работала школьным врачом). И все же авторское отношение отнюдь не двусмысленное: оно выражено в деталях, в оттенках рассказа Сережи Емельянова. «У нас с ним была одна фамилия, - думает Сергей, слушая Шурика, – это мне не понравилось. И еще я заметил, что от висков у него, словно свалявшийся войлок, свисали белесые космы, которые он еще не брил. И от этого его красивое лицо сразу стало казаться мне неприятным». Чуть позже, когда Шурик ушел, Сергей мысленно сказал себе: «И этот ее покинул»…
Сергей видит, как Шурик удаляется почти бегом, боясь встретиться с Ниной Георгиевной по дороге; он уходил, «припадая на правую сторону: руку оттягивал чемодан. Он удирал…»
Сколько вреда и зла могут принести такие люди, лишенные гуманных чувств, способности к простому человеческому состраданию.
Нина Георгиевна сама оправдывает решение Шурика. «Он должен был выбрать, - говорит она. – И выбрал мать и отца. Это нормально. Это можно понять».
Сергей Емельянов, тринадцатилетний мальчишка, не хочет этого понимать и оправдывать. Он вдруг чувствует, что с ним происходит что-то странное: «Я не мог усидеть на диване. Почему она всегда «может понять» все плохое и несправедливое, что случается с ней? Мне уже не хотелось больше успокаивать ее. И я не заговорил – я закричал: «Ваш Шурик – предатель! Он предал вас». Впрочем, Сергей тут же спохватился, увидев глаза Нины Георгиевны, «прищуренные, близорукие, беззащитные». Он понял: «Теперь уже я ударил ее».
Очень важно, по мысли писателя, воспитывать в каждом способность сочувствовать чужому горю, беде другого человека; сочувствие выражается также и в том, чтобы тактично и вовремя пожелать обиженного, помочь слабому. Но писатель выступает против всепрощения, нравственной размягченности Нины Георгиевны. Ее доброта безмерна, ее великолепная душевность привлекает читателя. И все-таки Сергей Емельянов хочет, чтобы Нина Георгиевна не принимала столь безропотно и пассивно удары корыстных деляг, эгоистов. Сергей Емельянов выступает за то, чтобы помогать человеку, сочувствовать его бедам и несчастьям, но чтобы предателя называть предателем, не оправдывая его поступки какими-либо внешними обстоятельствами.
В повести есть еще один тугой психологический узел, связанный с отношением Сергея Емельянова к отцу. Удивительно, с каким тактом и в то же время беспощадно автор обнажает равнодушную «благоразумную» натуру Емельянова-старшего.
Младший Емельянов берется исправить ошибки отца.. Сергей взял на себя заботу о Нине Георгиевне, он понимает, как нужен, необходим этой доброй, мягкой женщине хотя бы один близкий человек. «Я готов был, - говорит в конце повести Сергей, уже повзрослевший девятиклассник, - сам сделать все, что нужно было Нине Георгиевне. За отца, вместо отца…» Молодой Емельянов осознает это свое желание не как «долг» или «веление долга», а как внутреннюю душевную потребность.
В конце повести Сергей Емельянов отказывается от поездки с отцом и матерью на Черное море, на Кавказ. Парень живет уже в другом городе, далеко от Нины Георгиевны, уезжая он обещал навестить ее летом во время каникул. Но билеты на юг куплены, парень никогда не купался в море, мечтал о Кавказе. И в это время он получил письмо до востребования от Нины Георгиевны.
Нельзя без внутренней дрожи читать это письмо, в котором снова выразилась доброта и самоотверженность маленькой беспомощной женщины, способной на подвиги любви и бескорыстия.
Парень понял, что он должен приехать к Нине Георгиевне в тот день, когда обещал, когда она ждет. Или вообще не приезжать никогда. «Я не могу стать ее третьей потерей… И сейчас иду сдавать билет».
С точки зрения его отца, это недоразумение. Он говорит, как всегда, вроде бы правильные вещи – насчет того, что «жизнь человека – это маршрут от станции Рождение до станции Смерть со многими остановками и событиями в дороге. Надо совершать этот маршрут, не сбиваясь с пути, не выходя из графика».
Сергей Емельянов-младший не согласен с ним. Постепенно он стал лучше понимать отца. За его «благоразумием и четкостью» сын увидел равнодушие, внутреннюю черствость. И Сергей впервые в жизни поссорился с отцом, потому что поверил в другие маршруты – «вне графика и вне расписания. Это самолеты и поезда особого назначения (как раз самые важные): они помогают, они спасают…
 Этот рассказ о сложном, очень сложном выборе. Рассказ о детском молчании. Рассказ о том, как остаться человеком, как не позволить себе душевную слабость даже там, где другие тебя оправдали бы. Рассказ о том, как полный сомнений мальчик оказался сильнее уверенного взрослого.

Источник: Воронов, В. И. – Анатолий Алексин. / В. И. Воронов; Оформл. Ю. Жигалова. – М.: Дет. лит., 1973. – 111 с., с ил., фронт.портр

 

А. Алексин Безумная Евдокия

Произведение А. Алексина "Безумная Евдокия" посвящено вопросам о соотношении в человеке талантов и посредственности, эгоизма и человечности, жажды внимания и проявления этого самого внимания по отношению к другим. Сравнивая двух главных героинь, школьницу Ольгу и ее учительницу Евдокию, автор приходит к выводу, что настоящий талант - это не только отличие от других, но и умение думать о них. Главным способом изображения характеров является противопоставление двух героинь.
У девочки много способностей - она рисует, пишет стихи, прекрасно учится в школе. Увлечена рисованием серьезно, постигает профессию в художественной школе. И, на основании всего этого, она считает себя талантливой, необычной, считает себя выше других. Поэтому и относится ко всем вокруг несколько снисходительно и насмешливо, не воспринимая их всерьез: она не замечает ни дружбы простенькой девочки Люси, ни даже влюбленности одноклассника Бориса. Точнее, замечает, но не оценивает, ведь для нее поклонение и внимание окружающих - норма жизни.
Родители гордятся дочерью, полностью доверяют ее рассказам об одноклассниках, о классной руководительнице.
Более всего докучает Ольге "безумная Евдокия" - классная руководительница, которая старается всеми силами свести на нет этот эгоизм Ольги. Для этого она заведомо держит ее в тени: например, не разрешает играть главную роль в англоязычном спектакле в школе, хотя прекрасно знает, что Ольга владеет английским лучше всех в классе.
Евдокия не позволяет Ольге сверкать еще сильнее, а та этого не понимает, думая, что "безумная Евдокия" хочет сделать из нее посредственностью, поскольку ценит в человеке не талант, а способность сливаться с коллективом.  Для нее «не важен талант Оленьки», а важен «талант человечности». Она культивировала его у своих учеников, и гордится, что среди них не было «злодеев»:
- Мои ученики не стали знаменитостями... Но и злодеев среди них нет ни одного... Они не предавали меня и моих надежд. А насчет дарований? У них есть талант человечности. Разве вы не заметили?
Эти слова учительница сказала отцу Оленьки, когда случилась беда:
мама девочки, предполагая, что дочь погибла... лишилась рассудка.
Автор не дает оценок поведению героев, а предлагает читателям самим разобраться в ситуации. Напряженный монолог-рассказ ведет отец героини Ольги. Мы через анализ событий рассказчиком знакомимся с Евдокией Савельевной и одноклассниками Оли. В начале повествования в голос рассказчика  включается и голос его дочери (несобственно-прямая речь), поэтому взаимоотношения Оли с «безумной Евдокией» и одноклассниками передаются преимущественно с ее слов. Однако юный читатель не сразу осознаёт это. Именно поэтому читатель принимает сторону «пострадавших».  
Когда же наступает развязка (мать теряет рассудок, а дочь, счастливая от своей победы, возвращается домой), читатель невольно задается вопросом: случаен ли поступок Оли? Евдокия Савельевна утверждает: «Если вы примете сегодняшнюю историю за случайность, она повторится. Поверьте, что это так».
Сжатость и динамизм сюжета, характерный для многих произведений автора, присущ  данной повести. Человечность, истинный гуманизм остается главным идейным стержнем произведений А. Алексина. Однако в «Безумной Евдокии» это находит иное художественное решение.
Рассказчик, Олин отец, проводит читателя через события, происшедшие в их семье несколько лет тому назад. В грустном лирическом вступлении к рассказу о прошлом автор подготавливает читателя к восприятию разрозненных деталей, над которыми размышляет рассказчик и которые могут воссоздать цельную картину событий.
Читательское отношение к главным героям – Оле и Евдокии Савельевны – на протяжении повести меняется. Сначала верим безоговорочно в талант Оли и «безумность» Евдокии. Пока четко не обнаружим позиций автора.
Достоинства и недостатки своей ученицы прекрасно понимает Евдокия Савельевна, видя в индивидуализме Оли гибельность и для таланта, и для человека. «Если слабый и глупый человек жесток — это противно. Но если умный и смелый жесток — это страшно. Такой человек обязан быть добрым», — утверждает героиня повести «Очень страшная история».  Эти слова можно отнести и к Оле. Она хочет связать свою жизнь с искусством. Но возникает вопрос: может ли она стать талантливым художником или скульптором без высоких нравственных начал — без гуманного отношения к людям? Словами Евдокии Савельевны, выше всего оценивающей в человеке человечность, автор утверждает: «К человечности талант художника может и не прилагаться, но к дарованию художника...».
А основная ударная проблема выразилась в словах Евдокии Савельевны:
- Жить только собой – это полбеды, Гораздо страшнее, живя только собой, затрагивать походя и чужие судьбы».
И класс прислушивался к  искреннему голосу учителя, ей удавалось вести «всех со всеми», лишь Оля, поддерживаемая родителями, выбивалась в сторону. И прозрение пришло слишком дорогой ценой. Лишь после семейной трагедии переосмысляет герой-рассказчик смену «разумности» «безумием».
Окончательного разрешения конфликта в повести: нет. Надо, чтобы Оля стала другой. Отчасти она уже поняла Евдокию Савельевну: героически вела себя молодая учительница во время войны. Надо понять и ежедневную самоотверженную борьбу Евдокии Савельевны за человечность в человеке. Отец, переоценив события, еще не смог поговорить с матерью. Да и сможет ли?
Но главный авторский вывод звучит отчетливо: «Жить только собой  нельзя. Талант человечности главнее всех других талантов».

Источник: Московских И. Диалектика души героев произведений А. Алексина: дипломная работа, 2016

 

В. Распутин «Прощание  с Матерой»

В основе повести лежит конкретная жизненная ситуация: затопление деревни-острова из-за строительства гидроэлектростанции, переселение людей на новые земли. Эта ситуация в приобретает общественно-символическое значение. Жанр повести определяется исследователями как философская притча. О судьбе родины, всей земли, некой моделью которой является Матера, с тревогой размышляет писатель. Недаром возникает столько ассоциаций со словом Матера: материк (земная твердь), мать сыра-земля, мать, матерый (здоровый крепкий) народный  уклад жизни. «Это произведение на мировую тему, - считает Д. Лихачев, - ибо тема отношения к родным местам интересует всех во всем мире».
Старики прощаются с Матерой как с живым существом. Уход ее осмысляется как вмешательство неразумной человеческой воли в естественный ход вещей, в разумное жизнеустройство. С исчезновением Матеры разрушается  и гармония человеческих отношений, ибо нарушается единство человека, общества и природы. Уход Матеры равносилен концу света. Но все это очевидно только для старух, старика Богодула и самого автора. Особенно тяжело переживает происходящее Дарья Пинигина, «самая старая из старух», главный «резонер» повести. Она «видит на память» всю историю Матеры, и читатель смотрит ее глазами, постепенно вживаясь в пространство острова. Образ Дарьи, пожалуй, самая большая удача Распутина, он уникален по своему драматическому психологизму и философичности.
Пафос философии Дарьи – в обращении к предкам, которые жили и умерли, чтобы подготовить жизнь новых поколений, оставили им свой духовный опыт. Она болеет душой за весь свой род, поэтому осквернение родовых могил материнцев «нечистью» из санэпидстанции становится для Дарьи и других старожилов Матеры подлинной психологической травмой. По их мнению, это признак полного одичания человека. Действительно, не нами начинается жизнь на земле и не нашим уходом заканчивается; как мы относимся к предкам, так и к нам будут относиться потомки. Распутин устами своей Дарьи ведет разговор о важнейших вещах – сохранении памяти, корней, традиций. Память Дарьи не смыть водами Ангары. Она даже избу свою, в которой жили многие поколения предков, а она лишь временная хозяйка, провожает в последний путь, как живую, отмывая и беля в последний раз.
Писатель показывает, как от поколения к поколению связи с Матерой ослабевают. Пятидесятилетний сын Дарьи Павел уже не уверен, правы ли старики в своей  яростной защите острова, а его сын Андрей ведет с бабкой спор о техническом прогрессе. В дальнейшем существовании острова он не видит толку и согласен отдать его «на электричество», тем самым отрекаясь от своей родины и объединяясь с чужими, «официальными лицами», для которых жители Матеры – «граждане затопляемые». Писатель не против прогресса, но его настораживает то, что за ним теряется человек. По словам С. Переваловой, в устах Дарьи звучит материнская тревога и боль за человеческую душу, деформированную техногенной цивилизацией. Героиня видит, что уже не машины служат людям, а люди – машинам, и предостерегает: «Себя вы и вовсе скоро растеряет по дороге».
Фантастики и символика необычайно органичны в этой реалистической повести. Любимые герои Распутина способны видеть то, что необъяснимо никакой логикой. Поражают прозрения Дарьи – ее встреча со своим родом, с «многовековым клином» предков, на острове которого она видит себя. Остров сберегает маленький, молчаливый, но с выразительным взглядом диковинный зверек, живущий в земле, - Хозяин Матеры. Другая опора острова – царский листвень, который, согласно легенде, «крепит остров к речному дну, одной общей земле, и покуда стоять будет он, будет стоять и Матера». Ни топоры, ни огонь «чужих людей» не берут гордое дерево, некий природный корень земли. Хозяин острова и листвень олицетворяют силы самой природы. Вспоминает писатель и известную  русскую легенду о невидимом граде Китеже: Дарье кажется, что, подобно ему, «снялась, улетела Матера», не поддавшись разрушителям. Наконец, в финальном эпизоде интересны библейские реминисценции – всемирный потоп и Ноев ковчег, каковым становится барак Богодула.
Распутин заставляет читателя оглянуться на самих себя, вспомнить, с какой Матеры каждый из нас.


Источник:
Русская литература XX века. В двух томах: Т. 2, 1940-1990-е годы/ Л. П. Кременцов, Л. Ф Алексеева, Н. М. Малыгина и др.; Под ред. Л. П. Кременцова. – 2-е изд, перераб. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 464 с.

 

 

© МБУ ВМ ЦБС р.п.Чегдомын, 2011-2018

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru